Как сделать самобытность современной. Школа им. Элиаса Лённрота

Как в столице Карелии сохраняют культуру, язык и традиции коренных народов, не превращая школу в этнографический музей.

Республика Карелия

Регион на границе с Финляндией, где сохранились и живописные озёра, и леса, и культура коренных народов.

Петрозаводск

Город на берегу Онежского озера, образовательная и промышленная столица региона.

Школа им. Элиаса Лённрота

Здесь дети учат финский, вепсский, два диалекта карельского языка и читают «Калевалу».

Постороннему человеку Карелия представляется краем северных озёр, мхов и берёз. То, что здесь живут люди с уникальной историей и культурой, вспоминают реже. Туристы приезжают сюда с палатками и рюкзаками, чтобы любоваться природой, бродить по заповеднику Кижи или Валааму. Мы же приехали, чтобы посмотреть, чему учат детей в школе имени Элиаса Лённрота — финского врача и филолога, который прославился тем, что собрал народные песни карел и составил из них знаменитый эпос «Калевала». Это произошло в 1835 году, а история, с которой мы здесь столкнулись, уходит в прошлое ещё глубже.

«Tervetuloa kouluun!» — приветствует нас плакат над входом в школу. По-фински это означает «Добро пожаловать!». А дальше, на уроках, школьники и учителя переходят с русского на финский, с финского на вепсский и карельский (у которого, оказывается, два абсолютно непохожих друг на друга диалекта!), а эпос «Калевала» упоминается в каждом третьем разговоре.

Чтобы разобраться в том, для чего дети учат эти экзотические для общеобразовательной школы языки и при чём тут «Калевала», нужно начать издалека. В 1703 году здесь появился Пётр I, который основал на месте Петрозаводска пристань и оружейный завод (в этом же году, кстати, был заложен и Санкт-Петербург). Но ещё задолго до Петра в этой местности жили карелы, вепсы и финны — народы финно-угорской группы с собственными языками и традициями.

Первый губернатор Петрозаводска Гавриил Державин писал о карелах доброжелательно-снисходительно: «Я нашёл народ сей разумным, расторопным и довольно склонным к мирному и бессорному сожительству».

Сегодня коренные народы республики составляют лишь небольшой процент населения. На карельском говорят около 15 тысяч человек, на вепсском — в несколько раз меньше. В 2009 году вепсский был включён ЮНЕСКО в список языков, находящихся на грани исчезновения.

У этих языков долгая и сложная история. Большую часть времени они существовали в устной форме, хотя на карельском сохранились и древние письменные памятники. После непродолжительной попытки возродить языки коренных народов и развить для них письменность, которую совершило советское руководство в 1930-е годы, эти языки были забыты: новые поколения карел и вепсов переходили на финский и русский.

Новая волна языкового возрождения началась в конце 1980-х. На этой волне интереса к национальной культуре и языкам в 1994 году появилась финно-угорская школа, которая позже получила имя Элиаса Лённрота. Изучение языков коренных народов стало для этой школы не просто приятным дополнением, а фундаментом общеобразовательной программы.

Зачем в эпоху твиттера и смартфонов обращаться к почти забытому прошлому и языкам, на которых сегодня говорят разве что бабушки в отдалённых деревнях? Этим вопросом здесь задаёшься постоянно.

Учителя, ученики и руководство школы на него отвечают парадоксально просто: традиции нужны, потому что нужно их сохранить. Любая культура уникальна. Знакомство с прошлым обогащает человеческий опыт и делает ребёнка личностью, которая чувствует свою принадлежность к родному краю.

Но за всеми этими красивыми словами нужно не забывать о реальности, в которой школьники должны сдавать ЕГЭ, поступить в вузы и работать по специальности. Вряд ли для этого им пригодятся знания о том, какие юбки носили в южной Карелии, как готовить калитку (национальный карельский пирожок) или о том, какие традиционные узоры можно использовать при плетении поясов.

— Основатели задумывали эту школу как маленькую карельскую гимназию дореволюционного образца. Мы превратили эту школу в европейскую.
– Наталья Баркалова, директор школы

Несмотря на это, в городе школа пользуется признанием и популярностью. Настолько, что конкурс здесь составляет почти 4 человека на место — на уровне лицеев и гимназий. В небольшом типовом здании с трудом помещаются все 913 учеников, поэтому занятия ведутся в две смены.

Люди выбирают эту школу целенаправленно и отдают сюда детей именно для того, чтобы они могли учить языки.

В первую очередь, финский язык: здесь его учат все без исключения. Помимо финского при поступлении можно выбрать один из двух диалектов карельского или вепсский. Всё это языки финно-угорской группы, поэтому они сильно похожи друг на друга — и совсем не похожи на русский. Учить карельский и вепсский всё-таки отваживаются далеко не все (сейчас примерно 150 и 50 человек соответственно). Начать учить язык можно и в старших классах, а для каждого ученика составляется своя образовательная траектория.

В первые годы основатели хотели создать небольшую школу и учить детей «как раньше» — то есть так, как это происходило ещё в дореволюционных гимназиях. Теперь же здесь больше чувствуется дух современной европейской школы финского образца. Национальные костюмы, вышивки и панно, развешанные на стенах, довольно неожиданным образом сочетаются с передовыми методами преподавания и непринужденными отношениями между ребятами и учителями.

На уроках ученики разбиваются на группы и решают задачки, в которых математика переплетается с историей и этнографией. К примеру, на одном из таких уроков пятиклассники должны были восстановить пословицу на южнокарельском, попутно решая задачи на дроби и рассчитывая время, которое нужно было потратить для перевозки соли от Белого моря до Петрозаводска в позапрошлом веке.

Школа воспитывает людей, которые любят свой край, но не замыкаются в его пределах.

Школа участвует во множестве проектов регионального значения, сотрудничает с музеями и другими организациями. Все писатели, которые создают свои книги на карельском, почти наверняка побывали здесь на встречах с учениками. Дети участвуют в программах по обмену с финскими школьниками. Из-за близости к Финляндии заграничные поездки совершают почти все — так и обеспечивается языковая среда. Педагогическую практику в школе проходят не только студенты ПетрГУ, но и финского университета Йоэнсуу.

Финский язык может пригодиться выпускникам при поступлении в зарубежные вузы и училища. Но тех, кто целенаправленно хочет «свалить», здесь не так много. Какова практическая польза от знания карельского и вепсского — более сложный вопрос. Часть выпускников, изучающих эти языки, поступают в Петрозаводский университет на финно-угорское отделение. Кроме того, правительством республики поддерживаются региональные газеты, журналы, издательства и радиопередачи на языках коренных народов, и выпускники школы могут сделать карьеру в этой сфере.

Но для большинства учеников традиционная культура и языки — это не вопрос будущей профессии. Многие говорят, что просто хотят восстановить и сохранить культуру своих предков: «На этом языке говорила моя бабушка, родители его забыли, а я хочу знать». Впрочем, в классах вепсского или карельского можно найти даже азербайджанцев, недавно переехавших в Карелию. Никакой расовой сегрегации здесь нет.

Поначалу выбор языка — это скорее решение родителей, но потом решение может стать и личным. К счастью, на карельском и вепсском говорят не только о сказках и рыбалке.

В 11 классе на уроках карельского ученики, к примеру, делают доклады о Гарри Поттере. А в городе можно найти ночные клубы, где всё, на первый взгляд, как на обычной вечеринке, только люди вокруг говорят по-карельски.

Многие учителя здесь знают несколько языков одновременно и имеют вепсские или карельские корни. Методику преподавания редких языков приходится разрабатывать самостоятельно, поэтому учителя этой школы являются составителями учебных программ и пособий. В этом им помогают ученики. Иногда они даже узнают себя или свои рисунки в новом учебнике, идеи для которого возникли во время занятий.

Музыку (как и математику) часто называют универсальным языком. Но в школе имени Элиаса Лённрота хорошо понимают, что универсальное выражается в конкретном. Поэтому здесь каждую неделю проходят уроки игры на кантеле — традиционном струнном инструменте, который сопровождал исполнение народных карельских песен. Именно такие песни позднее составили «Калевалу» — эпическое произведение о деяниях древних героев.

Рисунки по мотивам «Калевалы» можно увидеть во многих классах школы. На основе её сюжетов проводятся игры и викторины.

Руководители школы ставили перед собой экстравагантную цель — чтобы каждый ученик знал «Калевалу» и хоть раз подержал в руках кантеле. Сегодня эта цель достигнута.

«В старших классах детям неинтересно говорить про сказки, им интересно говорить по-вепсски о молодёжной моде, о субкультурах, и у нас это тоже включено в программу», — говорит нам учитель вепсского языка Надежда Петрова.

С технологиями здесь тоже всё неплохо. Школа оснащена не только кантеле и наборами для плетения на коклюшках, но и вполне современными компьютерами и проекторами, которые стоят почти в каждой аудитории. Есть здесь и свой журналистский кружок, что встретишь не в каждой школе (к слову, общаться с юными журналистами оказалось непросто: они тут же перехватывали инициативу и сами начинали задавать вопросы).

— Эта школа — носительница языка. Мы являемся продолжателями родного языка и культуры и должны передать её детям.
– Елена Викторовна Панкратьева, учитель финского и карельского языков
— На занятиях у нас весело. Иногда даже слишком.
– Алёна Корниенко, учитель истории и обществознания
— Школа уникальна тем, что изучение языка и традиций у нас не оторвано от образовательной программы, а включено во многие предметы и сочетается с внеклассными занятиями.
– Екатерина Иванова, заместитель директора по родным языкам
Посмотрите на эту школу вживую

Ещё в 2004 году школа стала финалистом всероссийского конкурса «Лучшие школы России — 2004» в номинации «Школа с этнокультурным компонентом». Этот этнокультурный компонент здесь чувствуется повсюду. Но школе всё-таки удаётся, как выразилась директор, «не опуститься на уровень деревни». В регионе сохранились традиционные поселения вепсов и карел, где обучение ведётся по своим стандартам. А эта школа всё-таки находится в крупнейшем городе региона.

Как в стремлении к самобытности и сохранению прошлого не превратить школу в этнографический музей, в котором хранятся полузабытые языки, древние традиции и пыльные вышивки? Здесь, кажется, нашли ответ. Если взять искреннюю заинтересованность учителей и учеников, прибавить немного европейской раскрепощённости, использовать передовые форматы преподавания, то увлечённость традициями позволяет не только эти самые традиции сохранить — она помогает быть современным.

Комментарии

Наши партнёры

Интеллектуальный партнёр
Технический партнёр


Информационный партнёр
Информационный партнёр
Информационный партнёр
Яндекс.Метрика